Professional business solutions and consulting in Andorra

Andorra bank account&open architecture management

Ease of residency application process


История Андорры

Андорра – карликовое государство в Пиренеях, на границе Франции и Испании. Еще там катаются на лыжах и много магазинов беспошлинной торговли. Это, пожалуй, все, что знают большинство людей отправляющихся в эту страну. Но для тех, кто хочет знать больше, мы откроем дверь интереснейшей и во многом загадочной истории княжества Андорры.

Насчет карликовости Андорры все не так однозначно. Это, смотря с кем мериться. С одной стороны, конечно, если подойти с российскими мерками, то на территории далеко не самой крупной Московской области ровнехонько уместятся сто Андорр. С другой стороны, Андорра в тысячу раз больше Ватикана, в двести сорок раз больше Монако и в восемь – Сан-Марино. Так что Андорра – явный карлик-переросток, площадью 468 квадратных километров. По единственному крупному шоссе, проходящему через Андорру из Испании во Францию, ее можно не торопясь пересечь минут за сорок.

Первые поселения людей на территории современной Андорры относятся еще к ледниковому периоду. Окончательное заселение относится ко времени после отступления последнего ледника. В 3500–2000 до н.э. небольшие группы людей обитали в долине реки Валира и в горных пещерах. Вместе со скелетом женщины, жившей более 4 тысяч лет назад, были найдены наконечники стрел, изделия из камня и кости, фрагменты керамики. В последующем обитатели Андорры, принадлежавшие, очевидно, к народу иберов, стали строить деревни у подножия гор и пользоваться изделиями из бронзы. Они сооружали мегалитические памятники и дольмены, поклонялись силам природы, духам лесов и озер. На территории Андорры были найдены иберийские монеты. Само название страны происходит, как полагают, от имени иберийского племени андосинов, от сочетания иберийских слов «андо» (высший) и «оре» (железо) либо кельтских «ан» (дуть) и «дор» (ветер).

В 220 до н.э. между Карфагеном и Римом разгорелась упорная борьба за власть над Иберийским полуостровом. В 219–218 до н.э. Пиренеи пересекло карфагенское войско во главе с Ганнибалом, который отправился в поход на Италию. Однако после поражения Карфагена во Второй Пунической войне Иберией завладели римляне. Они принесли в Андорру свои законы и язык. При римском владычестве население стало пользоваться более совершенной сельскохозяйственной техникой и выращивать большие урожаи.

Территория Андорры оставалась в составе Римской державы до 414, когда она попала под власть германского племени вестготов, создавших свое королевство в Южной Франции и Испании. В начале 8 в. вестготское государство было уничтожено арабскими завоевателями, которые вторглись на Пиренейский полуостров из Северной Африки. Однако серьезных следов пребывания арабов в Андорре археологи не обнаружили, за исключением развалин мавританской башни около населенного пункта Ордино. По-видимому, завоеватели использовали ее долины в качестве кратчайшего пути в Южную Францию.

Как андоррцы помогли Карлу Великому сарацин победить, заслужив для себя, в знак благодарности короля, суверенитет

Создателем Андорры считается франкский король и император Карл Великий (768–814). Согласно преданиям, 5 тысяч андоррцев во главе с Марком Альмугабером помогли его армии в сражении с арабами. В знак благодарности король объявил в 788 году жителей Андорры «суверенным народом» под своим покровительством. Страна была включена в состав Уржельского епископства.

Теперь Андоррцы должны были уплачивать франкам символическую дань в 1–2 форели из реки Валира.

В 817 Андорра и расположенные к югу от нее земли официально перешли под суверенитет Франкской империи и были включены в состав Тулузской марки. Император Людовик Благочестивый (814–840) даровал в 819 жителям Андорры Великую Хартию свободы (Маgna Carta). После распада империи король Франции Карл Лысый (843–877) передал в 843 территорию Андорры графу Серданьи и Уржеля Сунифреду I в благодарность за помощь в отражении набега норманнов. В течении 9 и 10 вв. Уржельские графы, покупая, присоединяя и обменивая земли, постепенно расширяли свои владения в андоррских долинах. Но затем, благодаря пожертвованиям со стороны графов и частных лиц, стали расти владения Уржельских епископов. Наконец, в 1133 граф Эрменголь IV «навечно» продал епископу Беренгеру все права на долины Андорры за 1200 су. Епископы превратились в феодальных владетелей, которым жители Андорры должны были уплачивать подати.

В 1162 они составляли ежегодно 4 окорока, 40 хлебов и вино. В 1176 андоррцы обязались предоставлять сюзерену дополнительно обед на сто человек каждые два года на Рождество. Это обязательство было подписано 838 главами семей, что позволяет оценить число жителей Андорры в это время в примерно 2300 человек.

Епископы, в свою очередь, в середине 11 в. передали оборону Андорры в руки феодального рода Кабоэ, которые получали права собственности и привилегии в долинах в обмен на присягу верности по отношению к епископам. В 1185 представительница рода Кабоэ Арнауа вышла замуж за Арно, наследника виконта де Кастельбон. Арно и его дочь-наследница Эрмессенда были приверженцами альбигойства. Отряды виконта и графа Фуа разрушили собор в Уржеле и множество других церквей в Андорре и ее окрестностях. В 1201 епископ Берна де Виламур вынужден был признать за виконтом и его дочерью ленные права на долины Андорры. В 1208 Эрмессенда вышла замуж за Роже Бернара II, графа Фуа. В 1257 граф Роже Бернар III путем династического брака присоединил к своим владениям Беарн и превратился в самого могущественного феодального правителя Южной Франции. Графы отказались повиноваться Уржельским епископам, и между ними завязалась упорная борьба, сопровождавшаяся кровавыми столкновениями. На стороне епископа Педро де Кастробоно выступил правитель Арагона Педро III Великий(1276–1285), а его брат Хайме II Мальоркский, женатый на сестре Роже Бернара III, поддерживал графа Фуа. Наконец, Педро III принудил графа и епископа придти к соглашению. 8 сентября 1278 в Лериде был подписан «акт-пареаж», который устанавливал совместное правление в Андорре епископа Уржеля и графа Фуа. Оба они становились князьями Андорры. 6 декабря 1288 последовал второй «акт-пареаж».

Оба князя–соправителя жили вне территории Андорры, но назначали в нее своих представителей – викариев, или «вигье». Каждый из них ежегодно поочередно управлял страной. Андоррцы обязались уплачивать регулярную дать князьям – по четным годам епископу, по нечетным – графу Фуа. В тот период она вносилась натурой – хлебом, молоком, овощами и сыром.

В 1419 представитель Долин Андорры Андреу д’Алас добился от епископа Франциска де Товиа и графа Жана I разрешения на создание в стране выборного органа – «Совета земли», который впоследствии превратился в Генеральный совет. Главы наиболее влиятельных семей получили право избирать своих представителей в этот орган.

Благодаря своему особому положению, страна смогла в последующие века сохранить свою независимость от мощных государств, складывавшихся по обе стороны Пиренейских гор. Ее жители пользовались привилегиями граждан нейтрального государства, не служили в армии, не вносили военных податей и извлекали немалую выгоду из свободной перевозки товаров через Пиренеи.

Арагонско-каталонская корона неоднократно пыталась завладеть землями графства Фуа: при королях Педро III в 1280–1283, Альфонсе II в 1333–1334 и Мартине в 1396–1400. Но история распорядилась иначе. В 1479 граф Гастон IV Фуа унаследовал трон королевства Наварра. Хотя в 1512 король Арагона и Каталонии Фердинанд II завоевал южную часть Наварры и долины Андорры, которые он подарил в 1513 своей второй жене Жермине де Фуа, андоррцы сохранили лояльность в отношении королей Наварры и графов Фуа и продолжали уплачивать им дань. В 1589 король Наварры Генрих III стал французским королем Генрихом IV (1589–1610), а его преемник Людовик XIII(1610–1643) официально присоединил Фуа к французской короне. Князем-соправителем Андорры становился, таким образом, король Франции. С испанской стороны Пиренейских гор сюзеренами Андорры оставались Уржельские епископы.

В начале 18 в. Андорра сохранила свой нейтралитет в ходе войны за Испанское наследство, от которого сильно пострадала территория Каталонии. В 1715 епископ Уржельский Симеон де Гинда-и-Апестеги (1714–1737) официально предписал консулам Долин не повиноваться ничьим распоряжениям, за исключением тех, которые исходили от него и короля Франции.


Антони Фитер-и-Росселль(почтовая марка 1980г.)

Славу просветителей приобрели в 18 в. юрист Антони Фитер-и-Росселль и священник Антони Пуиг. Первый из них собрал и в 1748 издал в виде отдельной книги материалы о традициях и обычаях Андорры. Второй в 1763 выпустил книгу законов и обычаев страны – «Политар Андорра».

В 1794, в ходе войны с Испанией, французские войска вступили на территорию Андорры и дошли до Сольдеу, стремясь захватить Сео-де-Уржель. Представители долин встретились с французским генералом Шабре и смогли убедить его отказаться от проведения операции.

В 1806 французский император Наполеон в специальном декрете объявил, по просьбе андоррцев, о восстановлении действия «акта-пареажа». Князьями-соправителями вновь признавались глава государства Франции и епископ Уржельский. Это положение ненадолго прекратилось в 1812–1813, когда Андорра была аннексирована Францией и включена в состав территории Сегр (в 1813 – департамент Сегр-Тер).

В 19 веке страна начинает постепенно открываться миру. Андорру посещают европейские путешественники, которые с восторгом отзываются о красоте ее природы. В 1848 парижская опера поставила спектакль Галеви «Долина Андорры», а в 1852 в Мадриде исполнялась одноименная сарсуэла Гастамбиде.

Серьезную угрозу для нейтралитета Андорры представляли гражданские войны в Испании. На ее территории часто искали убежища как либералы, так и карлисты. В 1866 по инициативе богатого землевладельца Гильена де Пландолит-и-д’Арено в стране развернулось движение «Новая реформа», и 14 апреля 1866 епископ Жозеп Кайшаль-и-Эстраде (1853–1879) утвердил положения андоррской конституции.

В конце 19 века экономические трудности привели к росту эмиграции из Андорры. Расширение связей с заграницей способствовало развитию средств коммуникаций. Были проведены первые телеграфные и телефонные линии. Однако Андорра оставалась еще мало известной и изолированной страной. Лишь путешественники время от времени посещали ее.

В 1914 папа Пий X провозгласил Святую Деву Меричелльскую «патронессой Долин Андорры». 8 сентября 1921 архиепископ Таррагоны и Уржельский епископ Жусти Гитарт-и-Вилардебо (1920–1940) короновали ее икону. В ходе церемонии был впервые исполнен национальный гимн Андорры. В нем поется: «Я одна являюсь единственной дочерью императора Карла Великого, верующей и свободной вот уже одиннадцать столетий. Верующей и свободной останусь я всегда». День 8 сентября стал национальным праздником княжества.

Только после 1914 Андорра стала выходить из своей традиционной изоляции: была построена первая дорога, связывающая ее с городом Сео-де-Уржель в Испании. В 1933 дорога была продлена до Пас-де-ла-Каса на французской границе. До ее постройки даже членам Генерального совета приходилось съезжаться на заседания верхом на мулах по горным тропам.

Развитие почты

В Андорре до 1927 года не было почтовых отделений, а отправляемые письма сдавались в ближайшем почтовом отделении через границу либо в Испании, либо во Франции.

Первые почтовые марки для Андорры выпустила испанская администрация в 1928 году. Для этого были использованы почтовые марки Испании, на которых и делали надпечатку на испанском «CORREOS ANDORRA».

Следом в 1929 году были отпечатаны уже специальные марки для Андорры. На марках появились достопримечательности княжества и групповой портрет части первого состава Генерального совета Андорры, который появился по конституции 1869 года.

Через три года то же самое сделала Французская администрация, которая решила не отставать от испанской и в свою очередь выпустила в 1931 собственные почтовые марки для Андорры. Для этого были использованы марки Франции, на которых сделали надпечатки названия территории по-французски — «ANDORRE». С 1932 года начали печатать специальные почтовые марки для французской администрации, на которых опять же можно видеть местные достопримечательности.

Почтовые отделения французской почты начали работать в Андорре в 1930 году. Вначале для оплаты пересылки корреспонденции в них применялись почтовые марки Франции.

В 1929 в стране была сооружена первая крупная электростанция. До тех пор ток давали небольшие электрогенераторы, принадлежавшие отдельным общинам. Все права на эксплуатацию гидроресурсов получила новая фирма «Форс гидроэлектрик д’Андорра». На работу в ней были привлечены трудящиеся из-за рубежей страны.

В 1930-х в Андорре развернулась борьба за введение всеобщего избирательного права. Социально-политические потрясения 1933 получили название «андоррской революции». 10 июня судебные власти распустили Генеральный совет и викарии князей назначили проведение новых выборов. 17 июля была проведена реформа избирательной системы: право голоса получили все мужчины старше 25 лет. Андоррцы добились также отмены ряда феодальных законов, получив льготы в пользовании общинными землями, лугами, лесами и водами.

Борис I – король Андорры

Борис Скосырев – одна из самых загадочных фигур в русской истории. Но собственно исторические его деяния связаны не с Россией, а с Андоррой, где ему удалось побыть полновластным монархом. Впрочем, недолго.

В 1934 году русский эмигрант Борис Скосырев, именовавший себя «графом Оранским», предложил Генеральному совету княжества Андорра осуществить реформы и модернизацию страны.


Борис Скосырев

Итак, все по порядку:

Скорее всего, в Андорре Скосырев впервые появился осенью 1933 года. И сразу очаровал и ввел в ступор местную элиту своими европейскими манерами и невиданным доселе здесь шиком. Путешествуя между Урхелем в Испании и Андоррой по недавно проложенному шоссе, он наездами навещал сессии Генерального совета долин, где рассказывал ошеломленным 24 депутатам о том, какое будущее может ожидать их страну.

У Скосырева был план реформ: отменить налогообложение, устроить в стране курорты и казино, провести демократическую реформу и обеспечить свободу прессы, открыть страну миру и привлекать иностранные инвестиции. Буквально за несколько лет Андорра должна была стать процветающим европейским микрогосударством. Исследователи, кстати, утверждают, что так бы оно и было, т.к. реформы действительно были хорошо продуманы и не могли не увенчаться успехом. Окончательный план реформ в письменном виде был представлен парламенту 17 мая 1934 года.

Спустя менее чем неделю после рассмотрения плана реформ французские гражданские и испанские епископальные власти выдали ордер на выдворение Бориса Скосырева из Андорры. Наш соотечественник вынужден был покинуть страну и уехал, по разной информации, либо в Урхель, либо в Торредембарру.

Однако от своего плана Скосырев отказываться не собирался. Уже 6-7 июля он снова в Андорре и снова предлагает Совету долин свой план реформации страны с письмом поддержки от герцога де Гиза. На следующий день, 8 июля, парламент Андорры на основании герцогского письма объявляет страну королевством, а Скосырева – королем Борисом I. Решение было принято почти единогласно: 23 "за" и один "против". Процедура голосования была проведена вторично 10 июля с тем же результатом.

В целом историки сходятся во мнении, что первым днем существования королевства Андорра и вступления Бориса в права монарха можно считать 11 июля 1934 года, первый день после повторного голосования Совета долин.

Дальнейшие факты о правлении Скосырева в Андорре являются частично подтвержденными документально, а частично – воспоминаниями современников. Восстановлению подлинной истории Королевства Андорры и короля Бориса I мешает то, что архивы испанской и каталонской прессы 1934 года были уничтожены в ходе Гражданской войны в Испании в 1936-39 гг. Французская же пресса много внимания такой мелкой проблеме, как Андорра, не уделяла.

Президент Франции Альбер Лебрен, по свидетельству современников, не придал значения потере титула со-князя Андорры и даже заявил, что Франция готова признать суверенитет Пиренейского королевства. Епископ Урхельский Жусти Гитарт-и-Вилардебо, как утверждали свидетели, ничего против независимости княжества не имел. Его сильно смущал только один факт: то, что в стране, соправителем которой он являлся, будут созданы игорные дома, эти "порождения дьявола". Именно угроза создания игорной индустрии в Андорре и стала причиной того, что епископ уже 11 июля выступил в прессе с порицанием и осуждением нового короля.

Кстати, по свидетельствам очевидцев, епископ Урхельский мог и не узнать о происходящем в его же княжестве, либо узнать много позже. О том, что случилось в стране, ему оперативно доложил тот самый единственный депутат Генерального совета, который голосовал против Скосырева.

Так или иначе, но 11 июля, став королем Андорры на вполне законных основаниях, будучи утвержденным парламентом и получив полномочия от одного из со-князей, Борис I оказался в щекотливой ситуации, когда его право на трон оспаривал только второй со-князь. И вот тут Скосырев принимает благородное, но далеко не самое умное решение: 12 июля он объявляет войну епископу Урхеля от своего имени и имени суверенной Андорры. Не совсем ясно, что привело его к такому отчаянному шагу: врожденное благородство, как утверждает российский историк Александр Каффка, или недостаток информации о намерениях Жусти Гитарта-и-Вилардебо. Вполне вероятно, если бы Скосырев знал о том, что камнем преткновения являются казино, он мог бы отказаться от этой идеи, хотя бы временно. Тем не менее, что случилось - то случилось.

Надо, впрочем, сказать, что начало правления Бориса I ознаменовалось не объявлением войны, а провозглашением Конституции. Этот документ состоял всего из 17 статей, в нём провозглашалась независимость государства, равенство всех перед законом, полная отмена налогов, а также декларировались гражданские свободы для всех граждан страны, независимо от пола, вероисповедания или политических взглядов.

Кроме прочего, Борис I сразу же сменил государственную символику в первый день своего царствования, и у андоррцев появился новый национальный флаг.

На протяжении последующей недели Скосырев выпускает несколько королевских указов, тексты которых, к сожалению, до настоящего времени не сохранились. Предположительно, указами проводилась земельная реформа, а также определялись конкретные шаги по реформированию Андорры.

Впрочем, всем этим указам не суждено было быть реализованными: епископ Урхеля обратился с жалобой в жандармерию Каталонии. И 20 июля 1934 года закончилось 9-дневное правление короля Бориса I Андоррского. В страну прибыли 50 испанских жандармов, которые моментально оккупировали крохотную столицу и арестовали новоиспеченного короля. Так закончились военные действия против епископа и история Королевства Андорра, которое снова стало княжеством под управлением со-князей: епископа Урхеля и президента Франции.


Карикатура того времени в одной из русскоязычных газет Европы

В Испании и Андорре о Скосыреве либо умалчивают, либо изображают его как законченного авантюриста, лжеца, бабника и самозванца. Многих просто коробит только от мысли ,что какой-то русский смог повернуть рычаг истории этой маленькой страны и дать мощный импульс ее развитию. И все же ,нужно понимать какое это время было: революция в России, белая эмиграция населившая всю Европу, революционные настроения в самой Андорре. А менталитет андоррцев того времени?! Да за дерзость или неправильное поведение Вас могли просто убить без суда и следствия.

По моему мнению Скосырев не был не лжецом, не авантюристом, а человеком, которому бурные события начала прошлого века помогли раскрыть и применить свои таланты, воспитание, врожденное обаяние и привлекательность для полного утверждения себя как личности. В самом деле, стал бы мошенник и авантюрист, узурпировав власть в результате грамотных и хорошо продуманных действий, объявлять заведомо проигрышную войну своему главному и могущественному противнику? Безусловно, нет.

Казалось бы, все нестыковки в чудесной биографии Скосырева можно было бы устранить в архивах самой Андорры, королем которой он пусть и коротко, но все же был.
Увы.

Андорра – это вещь в себе. Горнолыжная вещь-в-себе, беспошлинная вещь-в-себе. Она жила по своим законам задолго до правления царя Бориса и продолжает жить все эти годы после него. В андоррских архивах нет никаких упоминаний ни об исторических выборах июля 1934 года, ни о скосыревской конституции.

Андорра, для которой те события стали, по сути, поворотным моментом в ее современной истории, которые открыли миру это закрытое-в-себе-княжество, которая, в конце концов, пошла по пути, начертанному ей Скосыревым, не знает о своем благодетеле ничего. В Музее истории Андорры хранятся лишь пара его интервью французским газетам и несколько писем любезному другу доктору Лопешу.

В 1935 году генеральный совет выдал концессию на организацию "РАДИО АНДОРРА"

Какая это была новость для Андорры в те времена!

Частная станция Radio Andorra, основанная французскими предпринимателями из Тулузы, вещала из Андорры с 1939 по 1981 гг.

Сама студия располагалась в Андорра-ла-Велья, в бывшем отеле l’Hôtel de France (переоборудованном из старой табачной фабрики). Станция транслировала на французском, испанском и каталанском, а с 1960-х годов также на немецком и английском языках.

Создание радиостанции было следствием существовавшей во Франции в период с 1923 по 1982 гг. государственной монополии на осуществление радио- и позднее телевещания.

В годы второй мировой войны вещание Radio Andorra, передававшей круглосуточную музыкальную программу и избегавшей новостей, было популярно как в армии союзников, так и в оккупированной Франции, а также в Испании, в которой правил Франко. (Напомним, что Андорра в годы войны старательно выдерживала нейтралитет). Станция вещала на средних волнах, этот сигнал хорошо покрывал сопредельные области Франции и Испании.

В ходе гражданской войны в Испании в 1936–1939 и Второй мировой войны 1939–1945 Андорра оставалась нейтральной, хотя на ее территории находили убежище многочисленные беженцы. Трудности страны усугубились разрушительным наводнением 1937. В 1940 дело чуть было не дошло до вторжения германских войск из Южной Франции и испанских из Сео-де-Уржеля, но вмешательство папского нунция предотвратило конфликт. Тем не менее, реакция военных лет сказалась в Андорре. В 1941 всеобщее избирательное право для мужчин было вновь отменено. В 1944 германские части и отряд испанской гражданской гвардии вступили в Андорру, но уже в 1945 они были выведены.

После Второй мировой войны избирательные права населения были восстановлены. Пост первого синдика (главы андоррской власти) в 1937–1960 бессменно занимал Франсеск Кейрат Франшес, в 1961 его заменил Хулиа Реиг Рибо. В 1964–1972 первым синдиком являлся Франсеск Эскуде Ферреро, в 1972–1978 на смену ему вновь пришел Х.Реиг Рибо.

В 1950-х страна быстро развивалась. Население Андорры за 1952–1964 удвоилось и достигло 12200 человек; повысился уровень жизни. Начался коммерческий подъем и рост туризма, прежде всего связанного с лыжным спортом, объявленным национальным видом спорта в Андорре. Новое поколение андоррцев стало получать образование за границей. В 1966 было введено социальное законодательство, в 1968 основана «Андоррская страховая касса», организована автоматическая телефонная и телексная служба.

В 1984–1990 у власти находилось консервативное правительство Жозепа Пинтат Соланса. На референдуме 14 марта 1993 большинство участников проголосовало за введение новой демократической конституции, которая упраздняла существовавшую с 1278 феодальную систему власти. В соответствии с конституцией, суверенитет Андорры передавался от князей гражданам и представительным органа страны. Князья оставались главами государства и сохраняли право вето в вопросах международных отношений и законодательства. Конституция впервые гарантировала гражданам основные права человека и политические свободы, разрешала создание партий и профсоюзов. Правительство страны получало право вводить налоги на доходы.

Текст основного закона получил в 1992 официальное одобрение князей, а 2 марта – Генерального совета Андорры. 4 мая 1993 конституция официально вступила в силу.

4 июня 1993 Андорра заключила договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве с Францией и Испанией, а 28 июля того же года вступила в ООН.

В Андорре возникли официальные политические партии – правящее Национальное демократическое объединение, оппозиционный Либеральный союз (Либеральная партия Андорры) и др. На выборах в декабре 1993 национал-демократы получили в Генеральном совете 8 мест, либералы и социал-демократы («новые демократы») – по 5, Национальная коалиция и независимые – по 4 и социал-демократическая «Национальная демократическая инициатива» – 2.


Марк Форне Молне, премьер-министр Княжества Андорра, обращается к пятьдесят четвертой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. 20 сентября 1999.

Однако в ноябре 1994 Рибас Рейг ушел в отставку после того, как выдвинутые им проекты налогообложения и развития инфраструктуры вызвали широкое недовольство населения. Правительство возглавил лидер либералов Марк Форне Мольне. Либералам удалось одержать победу и на последующих выборах. В 1997 они завоевали 18 мест, 6 достались Национальному демократическому объединению и по 2 – «Новой демократии» и «Национальной демократической инициативы». В 2001 либералы получили 16 из 28 мест в Генеральном совете.

Лидеру либеральной партии Андорры принадлежит много крылатых фраз и одно из них гласит:

«Исследования, сделанные в течение последних ста лет показали, что либерализм является преимущественной системой для улучшения благополучия страны.»

Марк Форне Молне.